Sunday, July 14, 2013

Про объектификацию и эйджизм в произведениях мировой культуры

То есть ты считаешь, что существование персонажей типа Гендальфа или Оби-Вана является оскорблением для пожилых людей?
Ох.
Оба примера чрезвычайно неудачны.
Оби-Ван показан в разном возрасте, в разной роли, да и после смерти вёл весьма активную жизнь, надоедая являясь молодому поколению. Такого поди ещё сделай «не более чем верстовым камнем в развитии героев, этапом, к которому они никогда больше не вернутся». :D

Гэндальф тоже не сидел себе у камина, пока герои шастали по лесам и долам, а бодро шастал с ними вместе и даже балрога укоцал.

Даже если не учитывать, что один из них джедай, а другой майа (и в архетип «старого дедушки-наставника» сами по себе укладываются с большим скрипом, потому что стареют они не так, как обычные люди), они всё равно вряд ли годятся, чтобы быть иллюстрацией эйджизма.

Вот Палпатин, который, поубивав джедаев и совратив Анакина, внезапно покрылся неэстетичными морщинами, практически складками провисшей кожи — это несколько ближе.

Дисклеймер: объектификация в той или иной мере присутствует во множестве явлений и взаимодействий, и не во всех является чем-то плохим (например, когда мы вычисляем грузоподъёмность лифта, то не вникаем в ОБВМ пассажиров, а считаем их объектами такой-то массы и объёма).

Итак.
Калики перехожие в мультике вполне могут являться объектификацией пожилых людей.

Если объектификация какой-то группы людей является де-факто нормой (а иногда и де-юре, если, гипотетически, сценаристу могут завернуть сценарий, потому что про стариканов молодой аудитории смотреть неинтересно, и это официальная политика телеканала), это плохо, потому что формируется взгляд на эту группу как на лишённную чувств и желаний или такую, чувства и желания которой не имеют значения.

Если роль стариков в культуре всегда или почти всегда объектная, это не есть хорошо по вышеуказанным причинам.
Старики — живые люди, у которых есть желания, чувства и переживания. Если произведения культуры показывают стариков в основном как plot devices, это обидно, и это плохо, почему — см. выше.

Понятно, что невозможно в каждом произведении раскрывать полностью внутренний мир каждого эпизодического персонажа. Но вот что можно сделать:
— показывать наличие этого внутреннего мира, пусть кратко
— создавать произведения, где такие персонажи — главные герои
— не создавать и не поддерживать стереотипы, главным образом -  принижающие («все старики бесполезны»), но и другие тоже («все старики — мудрые советчики»).

Понятно, что в прошлом на объектификацию и её последствия могли смотреть по-другому. Это не значит, что сказки надо запретить или там переписывать (хотя средневековые сказки адаптируют для детей, потому что допустимый уровень графичности насилия с тех пор сильно изменился), но можно объяснять детям, почему там оно так, а в современные произведения уже стереотипы не тащить. 

No comments:

Post a Comment